Информация



"Новая Зеландия"
Катя Долгая


"Спасработы в Домбае, 2003"
Валерий Ременюк


"Восхождение на Ромсдалсхорнет,
Норвегия, 2007 "
Валерий Ременюк


"Как мы чуть было не взошли
на высшую точку Норвегии в 2009 году."
Валерий Ременюк



Видео Валерия Ременюка: путешествия по Норвегии









♦ ♦ ♦

Новая Зеландия


Не поедем в Чили – там дорого, поедем в Новую Зеландию

Каждое, будь-то большое или маленькое, дело имеет свое начало. Зачастую оно и определяет конечный результат. Почти все наши с братом заграничные горнолыжные поездки неевропейского направления начинаются с самого важного момента – получения визы. Получил ее – считай, что полдела сделано. Как показывает наш опыт, если на начальной стадии подготовка к поездке складывается легко, то и все остальное идет гладко.
Обычно дальние поездки у бывалых путешественников планируются за несколько месяцев, так как много времени уходит на получение приглашений, оформление виз, поиск дешевых авиабилетов, бронировку мест в недорогих отелях, аренду машины и решение других организационных вопросов. Но в горных лыжах, в основном из-за погодных условий, происходит множество изменений в календаре соревнований. Поэтому, хотя планировалась поездка загодя, но непосредственно подготовкой занимались уже ближе к отъезду. Именно организационными вопросами и занялись мы накануне планируемой поездки. Однако времени для получения визы оказалось настолько мало, что шансов прилететь к первому старту почти не было. И все же что-то благоволило нам: все сложилось наилучшим образом. Похоже, сама Вселенная помогала от начала и до конца. Но обо всем по порядку.

Лиха беда начало


Весь июль украинская горнолыжная сборная планировала стартовать в Чили в целях подготовки к зимним Олимпийским играм 2010 в Ванкувере. Выезд намечался на середину августа и планировался на месяц. Анастасия Скрябина, член национальной команды Украины по горнолыжному спорту, занималась организационными вопросами тренировочного процесса и проживания. Однако выяснилось, что организация такой поездки намного отличается от европейских стандартов, требует раннего бронирования мест и к тому же сильно бьет по карману желающих максимально экономить в поездке. Из-за значительной дороговизны тренировочного и соревновательного сбора (на одного человека расходы составили бы около 6000 долларов) желание пропало. Анастасия и мой брат Сергей, не желая пропускать летний период горнолыжных стартов, в первых числах августа решили поменять Чили на Новую Зеландию. И не прогадали.
Первые старты начинались с 25 августа. На получение виз оставалось не больше двух недель. Получив приглашение от организаторов соревнований, сразу же взялись за оформление виз. Поскольку посольство Новой Зеландии находится в Москве, требовалось больше времени и дополнительных расходов на железнодорожные билеты до Москвы. Затем узнали, что большинство удобных и умеренных по цене рейсов на Новую Зеландию проходят через Австралийский континент. Это также требует получения транзитной визы в Москве.
Хотелось ускорить поездку и удешевить получение виз, поэтому мы обратились в туристическое агентство. Однако этот вариант избавил нас от многих хлопот и потери времени, но не от удешевления. Поскольку их курьер ездил в Москву по средам, документы в посольство были поданы лишь 12 августа, а билеты на самолет забронировали на 21-е. Это самая поздняя дата, чтобы успеть к первому старту. Получение виз до запланированной даты вылета казалось нереальным, так как обычно этот процесс занимает две недели, а исключения делают редко. Единственным вариантом, по словам агента, стал бы звонок из Новой Зеландии в Москву в посольство. Все хлопоты по его организации взяла на себя Анастасия. И успешно справилась. Поскольку цена авиабилета за несколько дней до вылета повышалась в 1,5 раза, нами было принято решение выкупать их до получения виз. А это всегда риск!
Факс и звонок из Новой Зеландии, покупка билетов в обе стороны, письмо от Федерации лыжного спорта Украины о несении всех расходов за нашу поездку – и в среду 19-го, ровно через неделю после подачи документов, нам сообщили об открытии виз. Транзитная австралийская виза была открыта на следующий день, а готовые паспорта получили в день вылета. Даже будучи уже в самолете, мы не могли поверить, что удалось, казалось бы, невозможное. Но если нам суждено было побывать в Новой Зеландии, значит все должно было сложиться именно так.


Киев – Куинстаун


    

    

Вылет из Киева пришелся на пятницу, перед трехдневными выходными по случаю Дня независимости Украины. В Бориспольском аэропорту, не приспособленном к большому количеству туристов, были огромные очереди на регистрацию и проверку документов. Это, естественно, привело к задержке большинства рейсов. Поэтому и мы вылетели с часовым опозданием. Наш в общей сложности 35-часовой перелет пролегал через Лондон, Сингапур и Мельбурн. До лондонского Хитроу, одного из самых больших аэропортов в мире, мы долетели за 3 часа. Оттуда вылетели в Сингапур. Перелет был долгим – 12 часов. В Сингапуре была дозаправка и подготовка этого же самолета к уже шестичасовому перелету в Мельбурн. В Австралию прилетели в 4 утра. Провели там несколько часов и вылетели в новозеландский город Куинстаун, находящийся на Южном острове страны.
Поскольку времени на ознакомление с географией страны не было, пришлось нагонять упущенное по ходу поездки.
Маленькое географическое отступление. Новая Зеландия – одна из самых изолированных стран в мире. Первые переселенцы, маори, называли ее Аотеароа – Страна длинного белого облака. Это, вероятно, связано с тем, что неподвижное облако на горизонте – первый признак, что впереди земля, и маори увидели такое облако после долгого морского путешествия.
Новая Зеландия расположена в юго-западной части Тихого океана. Основную территорию страны составляют два острова, имеющие соответствующие названия — остров Южный и остров Северный. Западное побережье островов омывается Тасмановым морем, остальные берега — Тихим океаном. Острова Южный и Северный разделены проливом Кука. Кроме двух основных островов, Новой Зеландии принадлежит около 700 островов значительно меньшей площади, большинство из которых необитаемы.
Остров Южный — самый крупный в Новой Зеландии. Здесь проживает примерно одна четвертая часть населения страны. Через весь остров с севера на юг тянется хребет складчатых гор Южные Альпы, высшей точкой которых является гора Кука – 3754 метра. Восточная часть острова в основном равнинная и практически полностью занята сельскохозяйственными угодьями. На западном побережье сохранились значительные площади первозданной природы с реликтовым растительным и животным миром. Эта часть страны известна многочисленными национальными парками, фьордами и ледниками, спускающимися со склонов Южных Альп прямо в Тасманово море.
Остров Северный менее горист и более удобен для строительства населенных пунктов и морских портов. Здесь проживает большая часть населения и находятся крупнейшие города страны – Окланд, Гамильтон, Веллингтон. Остров отличается высокой вулканической активностью: из шести вулканических зон страны пять расположены на нем.
Несмотря на привлекательность страны для проживания и посещения многочисленными туристами, у Новой Зеландии есть существенный недостаток. Антарктида вместе с Австралией и мысом Южной Америки находится близко к границе озоновой дыры. Жители и гости южного полушария должны оберегаться от облучения, регулярно пользоваться солнцезащитным кремом, так как низкая температура воздуха и облачность не являются индикаторами надлежащего уровня ультрафиолетовой радиации.
Новая Зеландия – восточная часть Земного шара, вторая после островов Тонга встречает восход солнца. Эти острова находятся в 13 часах впереди универсального координированного времени (UTC) и на час опережают новозеландское.

    

«Подумайте, стоит ли это такого риска?»

После вылета из Мельбурна каждому гостю Новой Зеландии раздали карточки прибывающего визитера, которые необходимо было заполнить при въезде в страну. Ряд вопросов с разъяснительным вкладышем позволили получить следующие сведения о стране.
В аэропортах Новой Зеландии осуществляется очень строгий контроль относительно биобезопасности (экоконтроль), чтобы предотвратить появление новых болезнетворных бактерий и микробов у животных и растений. Каждый въезжающий в страну обязан задекларировать все продукты, список которых приведен во вкладыше к карточке. Среди них: рис, макароны, орехи, фрукты, грибы, специи, разные травки, мед, мясная и морская продукция и т.п. Поскольку ввоз большинства продуктов на территорию страны строго запрещен, они изымаются при досмотре багажа. Кроме этого, нужно обязательно декларировать одежду, обувь и инвентарь, используемый для походов, охоты, кемпинга, верховой езды, ловли рыбы, а также при контакте с животными. Также декларированию подлежит посещение фермы, скотобойни, мясного завода, пребывание в лесу, на охоте, в кемпинге, в треке. И еще необходимо перечислить все страны, в которых визитер побывал в течение последних 30 дней. При этом на вкладыше трижды выделено красным цветом предупреждение о том, что неправильно заполненная декларация может стать причиной штрафа в размере от 200 до 100 000 NZ $, депортации из страны и даже тюремного заключения сроком до 5 лет. А заканчивается вкладыш риторическим вопросом: «Подумайте, стоит ли это такого риска?».
Не прошло и трех часов полета, как нам открылись потрясающие виды заснеженных гор, переливающихся в ярких солнечных лучах. Затем горы сменились холмами с верхушками, покрытыми снегом, и плоскогорьем. 23 августа в полдень мы приземлились в Новой Зеландии.
В аэропорту города Куинстаун нам поставили печати с разрешением находиться в стране один месяц – срок, на который была выдана виза. Когда получили вещи и лыжи, к нам сразу же подошел таможенник с маленькой собачкой, обнюхивающей каждого прилетевшего. В ручной клади у троих были выявлены фрукты, выданные в самолете, ввоз которых на территорию страны запрещен. Конфисковав их, и сделав пометки в карточках, нас направили на сканер вещей. После всех таможенных процедур нас выпустили из зоны контроля.


    


Первые шаги по стране длинного белого облака

Новая Зеландия встретила нас великолепной солнечной погодой, но прохладой. Из-за местонахождения страны в южном полушарии Земли зимний период попадает на июнь-август. Поэтому в том, что мы приехали с лыжами в Новую Зеландию в конце августа, нет ничего удивительного. Холод быстро заставил забыть о лете и сменить шорты и футболку на пуховку с утепленками. Раннее наступление сумерек также не ускользнуло от нашего внимания уже в первый вечер.
Оказавшись за пределами аэропорта, мы направились арендовать транспорт. Поскольку свободных машин в рекомендованном пункте проката Jucy не оказалось, нужно было подождать нашу будущую машину Nissan Primera 2003 до следующего дня. Шесть километров до зарезервированного жилья Pinewood Lodge в городе Куинстаун мы преодолели на такси за 50 NZ $ (1 NZ $ = 0,7 $ или 0,5 евро).
Первое, что привлекло внимание, было левостороннее движение и руль с правой стороны автомобиля. В дальнейшем эту особенность мы наблюдали и в пешеходном движении по тротуару, и даже на дорожках в бассейне все плыли наоборот. Забегая наперед, замечу, что за время пребывания здесь ни один из нас при переходе дороги так и не привык поворачивать голову в нужную сторону, она автоматом поворачивалась налево, а затем начинала крутиться в обе стороны от мысли, что здесь все наоборот.
Поселившись в Pinewood Lodge на две недели, мы отправились знакомиться с городом, любуясь освещенной яркими лучами солнца мощной горной грядой The Remarkables и голубым озером Wakatipu. О том, что этот город с 8-ю тысячами жителей, названный в честь Королевы Виктории, пользуется популярностью у туристов, свидетельствовало большое количество доступных повсюду информационных проспектов с рекламой всевозможных развлечений.
Любители зимних видов спорта приезжают в Куинстаун покататься на горных лыжах и сноубордах на склонах горнолыжного курорта Coronet Peak (в 15 км от Куинстауна), куда явились и мы, а также курорта с одноименным названием горной системы The Remarkables (10 км от Куинстауна), курортов Treble Cone (100 км от Куинстауна) и Cardrona (80 км от Куинстауна).
Несколько слов о нашем жилье. Первым, на что обратили внимание, были раздельные водопроводные краны с ледяной и очень горячей водой. Не желая каждый раз обжигать руки, в основном пользовались холодной водой. Но для мытья посуды мы затыкали пробкой отверстие в раковине и набирали в нее воду из двух кранов, добавляя моющее средство. Затем сливали ее и заполняли умывальник чистой водой для полоскания посуды. Конечно, такая система не самая удобная. По-видимому, это сделано в целях экономии воды. Экономится и электроэнергия. В нашем доме почти все время было холодно, так как электрическая батарея не работала. Обогрев осуществлялся от калориферов, которые находились лишь в спальных комнатах. Поэтому на кухне, в коридоре, ванной и гостиной было постоянно холодно. Экономия электричества вызвана, по всей вероятности, ее дороговизной. Сложилось впечатление, что новозеландцы привыкли к холодным условиям жизни в доме в зимний период. На улицах часто можно было встретить людей в шортах и с голыми руками. Мы же ходили в куртках, штанах и шапках. Зато вода в Новой Зеландии считается одной из самых чистых в мире, ее можно смело пить из крана, не тратя денег на покупку бутылки в магазине.
Одной из основных особенностей Новой Зеландии является её старательно сохраняемый, зелёный (англ. Green and Clean New Zealand) и 100 % чистый (англ. 100% Pure New Zealand) имидж. Вопросы защиты и охраны окружающей среды являются приоритетными в жизни страны. В 2005 году Новая Зеландия стала первой в мире страной, в которой был введён углеродный налог. Один из важных направлений развития – к 2020 году стать первой в мире страной, имеющей нейтральный баланс выброса углерода в атмосферу, и тем самым добиться признания статуса самой чистой страны в мире.
На бытовом уровне такое отношение к окружающей среде проявлялось в использовании немодифицированных продуктов питания, о чем свидетельствовало множество различных надписей, подтверждающих отсутствие вредных ингредиентов в них. В продуктовых магазинах, как альтернатива полиэтиленовым пакетам, продавались зеленые тканевые сумочки. Везде стояли баки под разный мусор для последующей вторичной переработки.
Значительная отдаленность Новой Зеландии от других континентов позволила ей сохранить уникальный природный мир, отличающийся большим количеством эндемических растений и птиц (группы живых организмов, представители которых размещаются на относительно ограниченных территориях обитания). Поэтому непозволительно было бы пропустить посещение Парка киви – птичек («Kiwi Birds Park»), ставших национальным символом страны. Птица киви настолько популярна, что в 50-х годах XX века дала свое название плодам растения актинидии китайской, выращиваемых в Новой Зеландии и экспортируемых во многие страны мира. Теперь эти фрукты широко известны именно под названием «киви». Но в самой Новой Зеландии используется слово «кивифрукт», и никогда не сокращается, так как, кроме птичек киви, слово «киви» стало повседневно используемым международным национальным прозвищем новозеландцев.
В Новой Зеландии встречается необычно большое количество папоротников по сравнению с другими территориями со сходными климатическими условиями. Циатея серебристая (также известная в стране как серебряный папоротник) является одним из общепринятых национальных символов и изображена на национальном гербе страны.


Пасмурно, мокро и туманно

Итак, следующие две недели мы должны были провести в Куинстауне. После первых двух солнечных новозеландских дней наступила неделя дождей. Дождь шел шесть дней подряд, прекращаясь лишь на короткое время. Несколько раз к вечеру выглядывало солнышко, но ночью – дожди, и утром опять пасмурно, мокро и туманно. Такое количество осадков обусловливается близостью к Тихому океану. Человеку остается смириться с этим. Но если в городе лил дождь, то горнолыжные склоны Coronet Peak заваливало снегом. Чтобы добраться до горы, приходилось одевать цепи на колеса машины. Хотя изредка все же баловало голубое небо и солнце, и то частенько с ураганным ветром. Как показывал наш недельный новозеландский опыт, именно он и является главным виновником смены погоды в считанные минуты.
Организаторы первых зимних Игр (проводятся за полгода до зимней Олимпиады) с трудом провели соревнования в горнолыжной программе. А вот запланированные соревнования по ски-кроссу, ради которых специально прилетел из Ванкувера Николай Скрябин, а также соревнования по фрирайду, из-за погодных условий были отменены.
Не обошлось без неприятностей в плане здоровья. Во время тренировочного спуска Сергей неудачно упал и сильно потянул мышцы живота. Эта травма не позволила ему принять участие в нескольких соревнованиях и заставила посещать процедуры физиотерапии, которые оказались для него бесплатными, так как ущерб здоровью, требующий лечения, произошел на территории Новой Зеландии и покрывался ее медицинской страховкой. Соответственно все расходы на лечение таких неудачников оплачивались государством, но это право на бесплатное лечение закончилось в конце 2009 года.


Treble Cone – жемчужина горнолыжных курортов Новой Зеландии




  


Следующим горнолыжным курортом, где посчастливилось побывать, был Treble Cone, находящийся в 100 км от места нашего проживания. Этот курорт по праву считается одним из самых красивых в Новой Зеландии. И, к счастью, погода позволила насладиться его необыкновенными красотами.
Из интересных особенностей новозеландских курортов хотелось бы отметить следующее. Несколько необычным для нас, европейцев, привыкших к определенным стандартам, было отсутствие турникетов. В отличие от европейских курортов контролерами пропусков на подъемниках являлись работники, которые бегали от одного туриста к другому, проверяя дату на пропусках каждого. Кстати, такое нетипичное для Европы явление также характерно и для США (в частности, для калифорнийского курорта Mammoth Mountain), где мы были в 2008 году. Из особенностей упомяну и то, что здесь легко можно получить предупреждение или штраф за превышение разрешенной скорости на пологих горнолыжных склонах с обозначениями «Slow», то есть «медленно», предназначенных для учебы «чайников» азам езды на горных лыжах. Мой брат отделался двумя предупреждениями. А нашу канадскую подругу оштрафовали на 50 NZ $ (25 евро). Заслуживает внимания и система оплаты за проезд до склонов из города. Оказалось, плата за проезд на рейсовом автобусе до горнолыжных склонов не взимается. А вот за обратную дорогу с горы – заплати. В зависимости от отдаленности до горы плата составляла 10 или 20 местных долларов (5 или 10 евро).
Также не могу не вспомнить о бездорожье. На крутых извилистых дорогах, ведущих к горнолыжным курортам, отсутствует асфальтовое дорожное покрытие. Единственным исключением является Coronet Peak, до которого недавно был положен асфальт. Этот, на наш взгляд, нонсенс (шикарные курорты и посыпанные гравием грунтовые дороги) поначалу не укладывался в голове. Но ко всему привыкаешь.


Мировая столица приключений и экстремальных видов развлечений


  
  


В солнечные безветренные дни небо Куинстауна было украшено цветными куполами парашютов. Оказалось, мы попали в мировую столицу приключений и экстремальных видов развлечений, среди которых банджи джампинг, свинг (раскачивание на длинном канате после свободного падения), парашютизм, парапланеризм, скайдайвинг, рафтинг, каякинг, экстрим на реактивных моторных лодках, экстремальные полеты на самолете, горный велосипед и т.д. Выпустить адреналин в кровь может любой желающий, были бы деньги! Здесь также можно покататься на лошадях, на коньках, поиграть в гольф, съездить на охоту и рыбалку, походить по лесным и горным тропам, подняться по канатной дороге на смотровые площадки и насладиться живописными видами природы с высоты птичьего полета, заказать круизы по озеру Wakatipu, совершить обзорные экскурсии на самолете или автобусе в национальный парк фьордов.
Будучи экстремалом в душе, я тоже воспользовалась шансом полетать в новозеландском небе. Мой выбор пал на тандемный скайдайвинг – прыжок в паре с инструктором с высоты 15 000 футов (4570м), свободное парение на протяжении 65 секунд над новозеландской землей и заключительный перед приземлением пятиминутный полет на парашюте. Но прежде, чем его совершить, я подписала документ о том, что ответственность и риск за прыжок беру на себя. Но те ощущения кайфа и эйфории во время минутного падения стоят того, чтоб рискнуть.


Ни дня без впечатлений

  


После завершения технических горнолыжных дисциплин в Coronet Peak и Treble Cone горнолыжники переезжали на курорт Mt Hutt для участия в скоростных дисциплинах. Дорога заняла около 6 часов. Проезжая вдоль Южных Альп, мы любовались высшей точкой в стране – вершиной Mt Cook (3754м), озерами Пукаки и Текапо с удивительно прозрачной голубой водой, а также зелеными холмами и долинами с многочисленными стадами баранов и коров.
Во время переезда подметили довольно интересное правило дорожного движения, но не очень логичное, с нашей точки зрения. Оно заключается в том, что на Т-образном перекрестке поворачивающий налево (по более короткой дуге) уступает дорогу поворачивающему направо (по более длинной дуге). Это правило долго не укладывалось у нас в голове, но чтобы не стать виновниками ДТП пришлось его учитывать, а со временем и привыкнуть. Что касается известных правил дорожного движения, так это обязанность водителя и всех пассажиров пристегиваться ремнями безопасности, а также соблюдать лимит скорости на дороге вне населенных пунктов в 100 км/час и в 50 км/час в населенных пунктах, и всего 4 км/час допустимого превышения. А дистанция между машинами должна составлять не менее 2 секунд.
На подъезде к небольшому поселку Methven (там заранее забронировали себе проживание) предыдущий горный и холмистый ландшафт сменился сплошными зелеными полями. Определить местонахождение горы Mt Hutt было несложно, так как по левую сторону от нее находилась гряда Южных Альп с заснеженными горными склонами. Поля же использовались как пастбища для овец, коров, оленей и даже буйволов и отделялись друг от друга ровно и густо высаженными елками, подстриженными под линеечку – живой забор для защиты от гуляющих ветров. Количество голов крупного рогатого скота по дороге нашего следования подтверждало тот факт, что Новая Зеландия – страна молока, сыра и мясной продукции. Кроме того, она славится медом и вином.
Поселившись в Snow Den Lodge, за 25 км от горы, мы снова обратили внимание на отдельные краны для холодной и горячей воды. Отопление тоже расходовалось экономно. Оно включалось автоматически с 6 до 9 утра и с 16 до полуночи. На наше счастье, в Methven была теплынь, и холода, как в Куинстауне, в комнатах не ощущалось.
При подъеме на гору снова напомнила о себе посыпанная щебенкой грунтовая дорога. Зато новозеландские горнолыжные склоны могут похвастаться великолепной подготовкой с жесткой основой. Это делает их привлекательными для тренировочных сборов европейских и североамериканских национальных команд перед зимним сезоном. Правда, и очень дорогостоящим удовольствием. К примеру, склон для постановки одной трассы в Coronet Peak в день стоит 600 евро, а взнос за участие одного спортсмена в одном виде соревнований на Mt Hutt с пропуском на подъемник составлял 100 евро.
Еще один минус у новозеландских горнолыжных курортов, и особенно у Mt Hutt – это их подверженность сильным ветрам с океана, из-за чего подъемники часто не включаются, а Mt Hutt вообще закрывают на весь день. В то время, когда мы мокли в Куинстауне, Mt Hutt 8 дней был закрыт из-за сильного ветра. Поэтому тренировочный сбор у команд, приехавших на этот курорт, полностью был сорван. Нас также не миновала участь затворников. Но, к счастью, это был один день из шести.
Не упустили возможности погонять на велосипедах, предоставленных в общее пользование всем проживающим в нашей лодже. В придачу к велосипеду мы получили шлемы, за езду без которых в Новой Зеландии предусмотрен штраф в размере 150 местных долларов (75 евро).
Благодаря безоблачному небу в одну из ночей воспользовались возможностью воочию понаблюдать созвездия южного полушария, самым известным из которых является Южный крест. Кстати, звезды на флаге Новой Зеландии отображают именно это созвездие. А также увидели самую яркую звезду полушария Сириус.


Крайстчерч и окрестности

После окончания трехнедельной горнолыжной программы мы переехали в город Крайстчерч (Christchurch). Поселились в хостеле за 25 новозеландских долларов (13 евро) с человека. Эти молодежные хостелы в основном предназначены для желающих максимально сэкономить на проживании. В нем было довольно много молодых людей, большинство из которых составляли немцы. От них мы узнали, что они приехали на работу, так как в Европе ее найти сложно. А получить рабочую визу в Канаду, Австралию и Новую Зеландию им легко.
Новая Зеландия является одной из первых стран в мире (после Великобритании), развивающая всемирную сеть волонтерских услуг. Суть ее такова: путешественник останавливается на ферме как волонтер и бесплатно получает жилье и еду в обмен на полудневную помощь на ферме или в поле. Таких волонтеров много в разных сферах. К примеру, любителям экстремальных видов развлечений предоставляется возможность бесплатного экстрима в обмен на их добровольную помощь при организации данного вида развлечений.
За полтора дня, которые мы провели в Городе садов, как называют Крайстчерч, были в центре на Соборной площади, на территории Центра искусств, посетили Церковь Христа, погуляли в Ботаническом саду и Хегли-парке, пообедали и поужинали в тайском и японском ресторанчиках. Кроме этого, я посетила музей Кантербери, в котором представлены экспонаты культуры местного населения Новой Зеландии маори, предметы европейского декоративного искусства, транспорт начала прошлого века, а также одна из лучших в южном полушарии коллекция птиц и большая экспозиция экспонатов по тематике исследования природы Антарктики.
Особенно впечатлили красота и уют «спальных районов» города, с одноэтажными домиками и зелеными цветущими садами. Создавалось впечатление, что находимся в Ботаническом саду с диковинными цветущими растениями.
Прогуливаясь по пирсу пляжа Нью Брайтон, мы увидели, как один из рыбаков, поймав акулу-детеныша размером в полметра, снял его с крючка и быстро выбросил обратно в океан. После чего все начали представлять акулу-маму, потерявшую своего акуленка, и поставив под сомнение безопасность столь популярного здесь серфинг-катания.
На следующий день после отлета Николая в Ванкувер Сергей, Настя и я наметили переезд обратно в Куинстаун. Однако в наши планы вмешалось здоровье, вернее, его отсутствие. Ослабленные стартами организмы Анастасии и Сергея уже не могли бороться с вирусом, гуляющим среди тренеров и спортсменов на протяжении трех недель. Болезнь проявилась сразу целым набором симптомов: насморк, кашель, температура, головная боль, слезящиеся глаза, заложенные уши. Это вынудило отложить переезд на день. Однако никто болеть дома не собирался, и мы проездили весь день на машине, наслаждаясь красотой тихоокеанского побережья и прибережными поселениями Sumner и Lyttelton, голубыми заливали и красочной растительностью.
После незапланированной ночевки в Крайстчерче отправились обратно в Куинстаун, откуда нам предстояло лететь в Украину. Чтобы не повторять тот же маршрут, выбрали другую дорогу и проехали через маленькие городки Ашбертон (Ashburton), Тимару (Timaru), Кромвель (Cromwell). В пути не смогли избежать первой встречи с новозеландскими полицейскими. К счастью, полицейский оказался добрым и ограничился устным предупреждением за превышение скорости в городе на 14 км/час.


Царство лесов и вод

До отлета оставалось несколько свободных дней, и мы не преминули воспользоваться возможностью посетить национальный парк Фьордленд – царство лесов и вод. Правда, для этого пришлось намотать 600 км в обе стороны, так что в дороге мы провели в два раза больше времени, чем в самом парке. Но зато увидели красоту сочетания фьордов в Милфорд-Саунде (Milford Sound), озер, долин, лесов и горных снежных вершин, а также уникальных представителей фауны, таких как толстоклювые пингвины, морские котики, новозеландские попугаи Кеа. К тому же нам здорово повезло с погодой. Учитывая, что в этом парке 300 дней в году идут дожди, это делает его одним из самых влажных на земле и обуславливает густую зеленую растительность. Фьорды – это долины, выдолбленные огромным давлением и силой ледников в течение нескольких ледниковых периодов. По мере таяния льдов и повышения уровня моря они были затоплены. Милфорд-Саунд представляет собой залив, окружённый гористой местностью с вершинами, достигающими 1200 м, и простирается на 19 км от места слияния с Тасмановым морем вглубь Южного острова.


Вход – бесплатный, выход – платный!

И вот, наконец, настал, казалось бы, далекий день вылета домой - 19 сентября. Преодолев всего 6 км от Куинстауна, мы добрались до аэропорта. Сдали арендованную машину и успешно прошли чекин. Выяснилось, что платить за наш семидесятикилограммовый перевес не нужно, так как в аэропорту Борисполь багаж внесли в систему как неподлежащий оплате. Затем мы заплатили обязательный сбор за вылет из Новой Зеландии в размере 25 NZ $ с человека старше 12 лет. А вот если бы мы вылетали из города Окланд, то плата включалась бы в стоимость авиабилета.
Обратный перелет пролегал через австралийский Сидней, таиландский Бангкок и Лондон. По длительности занял 34 часа. Приземлившись в Киеве, мы осознали, что за последний месяц побывали в четырех временах года. А именно, вылетали из Киева летом (21.08), и прилетели в новозеландскую зиму (23.08). Затем 1.09 в Новой Зеландии наступила весна. А в Киев вернулись 20.09 уже осенью.
Вот так удачно завершилась наша поездка в далекую и уникальную по своей красоте, но в тоже время труднодоступную для посещения страну.

Катя Долгая, внучка Валентины Ивановны и Анатолия Григорьевича Завгородних


♦ ♦ ♦

Спасработы в Домбае, 2003.



Предисловие:
В августе 2003 года петербургские альпсекции проводили сборы в Домбае, и мне довелось работать инструктором с командой петербургского Гидромета (Российского гидрометеорологического университета, который я сам окончил в 1979 году). К сожалению, сборы не обошлись без аварии и спасработ. О том, как они прошли для автора, этот краткий сюжет.
14 августа.
13.20, спускаюсь с отделением петербургского Гидромета по зеленому кулуару с Малого Домбая, 2-А. До Верхних ночевок двадцать минут. Выйдя на очередную связь с Базой питерских горняков (В. Леоновым), узнаю об аварии:
- В 10.30 Илья Генкин сорвался на стене, упал около двадцати метров, множественные ушибы, перелом бедра, подозрение на вывих плеча. Состояние тяжелое. В сознании, но бредит...
- Чем можем помочь?
- Какой квалификации у вас люди?
- Один кмс, несколько «свежих» значкистов…
- Камэеса присылайте вниз на помощь штурмовой группе, которая собирается сейчас на Птышских ночевках для выхода на стену … Остальных – в резерв на вспомагательные работы.
- Хорошо, через полчаса начинаю спуск вниз…
Слушаю постоянную связь по рации, быстро перекусываю и одновременно собираю восходительский рюкзачок. Увы, около двух часов дня Илья перестал дышать, усилий группы по восстановлению дыхания оказалось недостаточно. Это означало, что спасательные работы автоматически превратились в сугубо транспортировочные…
На Птышских ночевках узнаю, что авария произошла где-то на уровне 500 м от начала маршрута, оставшаяся группа (тройка горняков) в нормальном состоянии, ждет команд от спасателей и готова с ними взаимодействовать.

Штурмовая группа плюс вспомагательный отряд со снаряжением, продуктами, медикаментами в составе 12 человек вышла с ночевок в 15.30 и уже через час резвого марш-броска была на морене под западной стеной Главного Домбая (под пиком Треугольник). Еще полчаса понадобилось для точного определения местоположения группы на стене. В результате чего возник вопрос: то ли подходить к ребятам по Сасоровской 4-Б сбоку-слева, то ли зайти над ними с правой 5-А, то ли выходить на группу снизу по диретиссиме. Победила последняя идея как самая логичная, тем более, что она давала полную цепочку вертикальных перил, необходимых для спуска тела. Общая схема проведения работ выглядела таким образом: тройка горняков оставляет тело наверху, провешивает вниз тремя имеющимися веревками вертикальные перила, спускается и находит удобный бивак для ночлега. Тем самым определяется точка будущей стыковки группы со спасателями. После этого штурмовая группа начинает свою работу навстречу… К 18.00 горняки завершили спуск до удобной широкой полки и первая связка спасателей (Михаил Русаков – Игорь Сорокин, он же - Гоша) вышла наверх. Вторая связка (Валерий Ременюк – Артем Кухарин через час стартовала с дополнительным снаряжением следом.
Все бы хорошо, но уже к 19 час на стену сел плотный туман (обычная картина в этих местах – к вечеру с юго-запада натягивает облачность), и оставшийся час рабочего времени прошел в гаданиях, куда идти. В результате, из четырех веревок перил, проложенных в первый вечер, полторы веревки наутро пришлось перевешивать по более короткому направлению…
15 августа.
Стена до полудня в тени, но работается жарко - стараемся идти в темпе. Впереди торит дорогу Миша Русаков. У него принцип: «Люблю работать только первым». Хорошо, когда желания совпадают с возможностями!
К 15.00 штурмовая группа вышла к тройке горняков. Позади остались пятнадцать веревок провешенных перил на скалах IV – V к.т. Двоих горняков - второразрядников отправили вниз, Мишу Русакова тоже – на отдых. Взамен него с нами остался друг Ильи Генкина, его давний напарник по связке, кмс Дима Поленов. Гоша категорически отверг вариант «Акьи» и тросового снаряжения, предложив спускать Илью в мягком спальнике, веревками на отдельном тормозе с подстраховкой сопровождающим. Сам же и взялся за наиболее ответственную работу – сопровождать. А по сути – нести тело на короткой оттяжке под собою вдоль скал. Работа, скажу я вам, требующая особых сил и навыков, а главное – особых антропометрических данных – длинных ног (с которыми у Гоши все в порядке). В 16.00 начали спуск и до темноты прошли три веревки. Работу осложняло то, что спусковые станции приходилось оборудовать по полной программе, на трех точках, но на очень сложном рельефе – западную стену Домбая составляют сланцы с довольно рыхлой структурой пород…
16 августа.
Подошли главные силы горняков, спустившиеся с других гор, и я отправился отдыхать. За продолжением спасработ следил уже с Верхних Домбайских ночевок по переговорам в радиоэфире. Знаю, что Миша Русаков снова вышел наверх, и что на снег под стену Илью спустили в этот же день к 18 часам. По ходу спуска, слава Богу, обошлось без ЧП. Никого в суете не потеряли, не покалечили (что всегда очень вероятно при многолюдных спасработах). Думаю, спасы прошли гладко, прежде всего благодаря двум обстоятельствам: первое – это четкое, грамотное руководство работами со стороны начальника Домбайского КСП (точнее – ПСО, «поисково-спасательного отряда МЧС») Александра Семенова и его заместителя Владимира Семенова (известного в народе под именем Дух), и второе – исключительно квалифицированная работа и отличная физическая, а также морально-психологическая подготовка передовой связки штурмовой группы – Игоря Сорокина и Миши Русакова.
PS. Эти беглые заметки, конечно, далеко не полностью описывают всю картину спасательных работ. И пусть не обижаются на автора участники спасаловки, которые не попали в поле его зрения, но кто подносил под стену веревки, железо, харчи, нес Илью по тропе до машины за Чучхурские водопады, возился с тяжелыми но неизбежными формальностями внизу, кто тоже внес свою лепту в исполнение священного долга альпинистов – вернуть тело товарища родной земле…
Валерий Ременюк, инструктор II кат, к.м.с.

Восхождение на Ромсдалсхорнет, Норвегия, 2007

1.География

Вершина Ромсдалсхорнет (Romsdalshornet, 1550 м) по форме напоминает высокий бастион и является красивейшим памятником природы в долине Ромсдален, неподалеку от города Андалснесс, расположенного на атлантическом побережье Норвегии (см. фото 1). Напротив, через неширокую долину, высится знаменитая Стена Троллей (Trollvegen), на которую существует более 20 скальных маршрутов высшей категории сложности, с перепадом высот более 1000 м. Обе вершины издавна служат объектом священного трепета и поклонения для местных жителей, а у их подножий проводятся самые разные праздники, ритуалы и фестивали.


Один из таких фольклорных фестивалей у горы Ромсдалсхорнет показан на фото 2.

На эту гору проложено несколько маршрутов: III, IV и V к.т. (по классификации UIAA), и она является одной из самых популярных вершин Норвегии для совершения альпинистских восхождений. К подножию маршрута приводит хорошая грунтовая автодорога, которая на протяжении последних 5 км проходит по природному парку, и за въезд в него положено платить 30 норвежских крон с машины. Причем, оплата производится в режиме самообслуживания: стоит себе у дороги будочка, рядом висит объявление о тарифе (на норвежском и английском языках), в будке книжечка квитанций и кассовый ящик, куда опускаешь кроны и копию заполненной квитанции. Свою копию квитанции затем оставляешь под ветровым стеклом машины, чтобы ее видели полицейские-рейнджеры, которые раз в день обязательно заглядывают на верхние стоянки долины и контролируют ситуацию в долине и процесс законопослушания.

2. Предпосылки и подготовка
В свое время, а точнее, в 2000-м году, мы с братом Алексеем и моей женой Мирой уже проходили маршрут IV к.т., по северной стене, который на фото 2 показан красным пунктиром. Это очень логичный и красивый маршрут, он начинается с перевала севернее вершины и на нем же заканчивается. Спуск по пути подъема включает 6 полноценных (по 50 м) дюльферов – от станции до станции. Каждая из страховочных станций оборудована стационарными анкерными крючьями с надежной цепью между ними, что удобно и для страховки, и для налаживания спуска дюльфером. От того восхождения у нас остались самые радостные впечатления. Особенно то, как удачно мы спустились по длинным веревкам параллельной норвежской группы, и как весело отпраздновали с новыми знакомыми успешное восхождение посредством нашего самогона и «микояновского» сервелата!
И вот, в августе 2007 года мы с Мирой снова проводили отпуск в Норвегии, вдвоем, и решили опять взойти на Ромсдалсхорнет - вспомнить, так сказать, боевую молодость! На этот раз взойти по маршруту III к.т., но усложненный, со спуском по знакомой уже «четверке». Забегая вперед, скажу, что усложнить нам удалось восхождение по полной программе! Но обо всем по порядку. На фото 3 наш маршрут обозначен красной линией (сплошной линией – видимая часть, пунктиром – скрытая). Под Ромсдалсхорнет мы заехали 16 августа, с утра, и сначала сделали тренировочный выход на гребень южнее массива Ромсдалсхорнет, часов на 6. Погода была не ахти, пасмурная, временами срывалась унылая морось, тепла было градусов на 12 С, не более. Вернулись вполне засветло, уехали обратно в базовый кемпинг у Стены Троллей (около 20 км от стоянки до стоянки), хорошо поужинали супом из пакетиков с любимой «микояновской» колбаской и легли спать часов в десять вечера, в надежде выйти на маршрут наутро пораньше. Под шум близкой реки уснули почти мгновенно. Кто спал у горного потока хоть однажды, поймет, как это здорово – словно растворяешься в рокоте воды и уплываешь вместе с ним!

Фото 3. Перед восхождением на фоне маршрута.

3. Путь наверх
К началу маршрута подъехали к 8 часам утра и погода нас тут не обрадовала: над вершинами волочились слоисто-кучевые облака, утренняя прохлада бодрила, было около 8 градусов тепла. Мы встретились с немецкими парнями, которые подъехали снизу и в двойке шли на соседнюю вершину. Они же нас и сфотографировали, по нашей просьбе, на фоне предстоящего нам маршрута (фото 3). С точки съемки он хорошо просматривался и, по описанию из норвежского горного путеводителя Klatring i Romsdal, впервые был пройден аж в 1828 году, во как! Нам путеводитель обещал 6-8 часов движения до вершины. С учетом этого, мы рассчитывали вернуться к машине засветло, без ночевки на маршруте. В общем, в 8.30 мы двинулись в путь.
Шли осторожно и неспешно, так как скалы были влажные, а местами зализанные, по типу бараньих лбов. Почти сразу под стеной пришлось связаться и двигаться с полноценной страховкой. Временами из-за контрфорса задувал бодрящий северный ветерок. У характерного желтого пятна на стене (хороший ориентир, его видно на фото 2 и фото 3) мы были к полудню. Тут немного перекусили восходительским пайком (бутерброды с сервелатом и сыром, чай из фляжки, конфеты) и почти сразу из низких облаков на все вокруг посыпалась противная холодная морось. Приплыли, подумалось как-то вяло. Но не возвращаться же с полпути! За пятном начались нормальные троечные скалы, которые через час вывели под первый ключ – стенку высотой метров 15, за которой виднелась перемычка на гребне. Стенку прошли лазаньем, без и.т.о., на трех закладках. От перемычки хорошо просматривалась предвершинная часть – крутой взлет, примерно IV к.т., около трех веревок. Эту часть пути проходили уже под довольно приличным дождем и ветром. В общем, на вершине мы оказались где-то в пять вечера, промокшие и несколько уставшие: маршрут наверх оказался посложнее, чем представлялось внизу…

Фото 4. Рельеф скал под желтым пятном



Фото 5.Вершина. Традиционное фото у тура на фоне Стены Троллей (фото 4)


Фото 6. На фоне города Андалснесс

Затем перекус и отдых в хижине (небольшое бунгало-бункер из досок и плиточника на трех-четырех человек, с узкими нарами, утлой печуркой и старым помятым бушлатом). В избушке на видном месте лежал большой гроссбух – книга саморегистрации восходителей, куда мы и вписали наши «звонкие имена».
В окрестностях горы темнело где-то к десяти вечера, так что в 21.30, по-хорошему, надо было прекращать движение. То есть, у нас оставалось примерно четыре часа светлого времени на спуск. В обрез, короче. Мелькнула мысль, а может, тормознуть в избушке до утра? Но без толковой еды-воды, без пуховок и спальников… А с горы так хорошо видна наша уютная машина! Спуск мы уже проходили в двухтысячном, там набитые станции, и главное при спуске четко их находить и быстро сваливать вниз. Неужели не прорвемся засветло? Тем более, фонари у нас были… В общем, в шесть вечера мы двинулись таки на спуск, еще не догадываясь, чем он для нас обернется.

4. Спуск
Начали спуск довольно резво (фото 7). Верхнюю и вторую спусковые станции нашли четко по описанию, без проблем. Первая неприятность случилась на второй веревке дюльфера: усилился ветер и пошел не просто дождик, но что-то близкое к ливню. Причем, ветер задул со всех сторон, включая снизу, так что бросаемая вниз веревка становилась горизонтально и даже норовила подняться вверх, как кобра у факира! По спусковой веревке текли струи, словно из водопроводного крана, и снайперски попадали в рукав. Что и говорить, тут уж мы промокли окончательно, не спасли и гортекс-куртки с капюшонами. В воздухе чувствовалось градусов 6-7 «жары», от силы.
Второй сюрприз выявился на третьей веревке: наши веревки-шестидесятки оказались разной длины – одна (своя) стандартная, а вторая, одолженная у друзей и не проверенная, оказалась метров на 7 короче! В результате, нескольких метров до стационарных станций при спуске стало не хватать и пришлось оборудовать свои спусковые станции (благо, закладок и оттяжек у нас было достаточно). Плохо то, что на эти операции стало уходить много больше времени, чем мы рассчитывали! В общем, сумерки нас застигли на четвертом дюльфере, чуть ниже середины стены, не отвесах. Мы еще успели увидеть, как к нашей машине на стоянке подъехала другая машина, кто-то потоптался вокруг, посветил фонарем и уехал. Полиция, что ли?
Третья проблема обнаружилась тут же, как только Мира полезла в рюкзак за фонариком, ибо стемнело конкретно. Фонарика, налобного «Петцля», в клапане не оказалось! По-видимому, он выпал в хижине на вершине, где мы перекусывали и перекладывали снаряжение. Мы остались при одном моем фонарике, китайской светодиодной палочке-выручалочке! Дальше спуск происходил так: Мира спускалась в полную темноту на двойной веревке с моей верхней страховкой, как-то там внизу становилась на самостраховку, потом я закладывал спусковую петлю и уходил вниз до Миры. Там мы сообща, с одним фонариком, организовывали станцию (штатных уже было не найти) и продергивали дюльфер. С двумя дюльферами случились серьезные «затиры» наверху, продергивать пришлось с применением всех оставшихся физических сил, давя всем весом на веревку через систему жумар-петля для ноги. Мы понимали, что любой ценой надо свалить со стены на перевал, и если остановимся на весу, то до утра можно и не дотянуть, как пить дать, замерзнем под дождем и ветром.
В результате, оставив на спусковых станциях пару карабинов и три закладки с петлями, к провалу под стеной мы спустились около часа ночи. Спрятали лишнюю веревку в рюкзак, собрали оставшуюся в кольца и на короткой подстраховке (Мира впереди, я сзади) двинулись по гребню вниз в поисках спусковой тропы. На этом проблемы не кончились, так как тропу по темноте найти не удалось и мы пошли по относительно некрутому уже травянистому склону в сторону стоянки напрямки. Склон казался некрутым лишь в сравнении со стеной! На самом деле, он был обильно утыкан камнями, и спуск по ним представлял собой полулазанье с частыми проскальзываниями и приседанием на пятую точку (с неба по-прежнему моросило). В общем, к нашей машине мы вышли к половине шестого утра, когда уже рассвело. Под дворником на лобовом стекле обнаружили записку, на английском, от местной полиции, с просьбой позвонить по указанному телефону, когда вернемся к машине. Что я тут же и сделал по мобильнику - доложился, что мы целы, у нас все нормально, и был за это возблагодарен дежурным рейнджером: Thank you! Good luck!
Таким образом, все восхождение заняло у нас 21 час почти непрерывного движения. Что и говорить, устали мы – не то слово. Сухого места не было на теле ни миллиметра! Пока не прошел отупляющий кураж спуска, мы переоделись в сухое, зажгли горелку, наскоро попили чаю и рванули на машине вниз, в базовый кемпинг (фото 8). Сходили в душ, забросили мокрый и грязный снаряж в стиральную машину с барабанной сушилкой, «с чувством глубоко выполненного долга» позавтракали, залезли в пуховые спальники, в палатку, и… в полдень отрубились до следующего утра!
Утро нас порадовало великолепной солнечной погодой – вот бы нам такую вчера! А на Мирины ноги страшно было смотреть: они превратились в затейливый узор из ссадин, синяков и желто-фиолетовых разводов сверху донизу… Но главное – продолжали двигаться!

Фото 8. Стена Троллей из кемпинга.

5. Выводы
Несмотря на общую радость от благополучно завершенного приключения (мы даже не простыли!), мы с Мирой провели внутренний разбор полетов и сделали выводы о том, какие ошибки допущены нами при подготовке и в процессе восхождения:
1) Недостаточная подготовка снаряжения перед выходом на маршрут: веревки оказались разной длины, в результате чего мы потеряли много времени на оборудовании своих спусковых станций.
2) Недооценка сложности маршрута при ухудшении погоды, неправильный расчет продолжительности спуска: задним умом стало ясно, что надежнее и безопасней было перекантоваться в хижине на вершине до утра (в бушлате да с печуркой не замерзли бы), и по светлому спокойно спуститься вниз.
3) Отсутствие запасного фонарика (взамен утерянного), что сильно осложнило и удлинило поиск удобных мест для наладки станций.
Эти выводы мы «зарубили себе на носу» и еще пришли к самому главному выводу: чтобы меньше ошибаться, надо чаще ходить в горы – оттачивать навыки и технику подготовки! С чем и завершили горную часть норвежского отпуска 2007 года, и переключились на рыбалку, но это уже совсем другая история !


Фото 9. Улов.

Валерий Ременюк



Как мы чуть было не взошли на высшую точку Норвегии в 2009 году

1. Предисловие
Чем хороша страна Норвегия? Да всем! Там есть всё то, что мы ценим: уникальные горы и тундра, открытый океан и фиорды (с рыбой!), лес (с его богатствами - ягодами, грибами), уютные небольшие города с человечной архитектурой и исключительно гостеприимные, приятные люди. А еще тем, что от нашего дома (а Выборг расположен в 40 км от границы с Финляндией) до океанского побережья Норвегии ходу на машине всего 1500 км, не считая части пути, которую проходишь на пароме через Балтику от Финляндии в Швецию. В смысле, страна вполне доступна и очень привлекательна! По этой причине мы с женой (Мирой) бываем в Норвегии в отпускное время, начиная с 2000-го года, чуть ли не ежегодно. Но в 2009 году мне отпуск дали только к концу сентября, что наложило на поездку неизгладимый отпечаток…


Фото 1. Национальный парк Йотунхеймен


Фото 2. Дом Морк

В этот раз мы решили провести в Норвегии две недели чистого времени, разделив его пополам: в первой части – походы по горам в национальном парке Йотунхеймен (фото 1) в районе кемпинга Спитерстулен, а во вторую неделю заняться рыбалкой неподалеку от деревни Бйорке, где наши норвежские друзья по фамилии Морк имеют сельский родовой дом, регулярно предоставляемый нам во временную оккупацию на период приступов нашей рыбацкой страсти (фото 2).

2. Путь к местам не столь отдаленным
Первая часть пути пролегает от нашего дома по трассе Е18 до морского порта в финском городе Турку, и составляет около 400 км. Туда мы добираемся на своей машине часов за 6 (с учетом формальностей на пересечение границы), потом часов в девять вечера садимся на комфортабельный ночной паром компаний «Силья Лайн» или «Викинг Лайн», и в 7 утра на следующий день стартуем уже в Стокгольме. Отсюда, в принципе, можно за один дневной пробег добраться до первой цели поездки, кемпинга Спитерстулен. В пути по Скандинавии, из Стокгольма до места назначения, пару раз останавливаемся на перекус, благо, удобных мест для отдыха вдоль дорог предостаточно (фото 3).


Фото 3.Стандартный обед в пути

Совсем неподалеку, в 25 км от парка Йотунхеймен лежит симпатичный город с героическим названием Лом (против которого, как известно, нет приема!). От него в четыре стороны, крестообразно расходятся горные долины с красивейшими осенними пейзажами.


Фото 4.Скалодром в городе Лом

Фото 5. Разминка

Тут мы немного размялись на общенародном скалодроме (фото 4 и 5), что очень поспособствовало нормальному самочувствию! А заодно в ломинском кемпинге, стоящем прямо у дороги, и заночевали, чтобы в горы по серпантину заехать поутру, по светлому. Наутро двинулись дальше и, чем выше шла дорога, тем прохладнее становилась окружающая среда, и в кемпинге Спитерстулен (фото 6), на высоте 1200 м над уровнем моря, стало уж и вовсе свежо – едва за +5С. На календаре было 20 сентября. На циферблате - 10 часов с копейками.








Фото 6.Карта кемпинга

Фото 7. Кемпинг Спитерстулен

3. Предзимье в горах
Фото 8. Район

Сам горный кемпинг нас порадовал своей добротностью и основательностью (фото 7). В центральном капитальном здании гостиничного типа было «сердце» кемпинга – кают-компания (прекрасный холл ресторанного типа с витражным окном во всю стену).Как мы выяснили из наглядной агитации, обильно вывешенной на стенах кают-компании (фото 8), на месте кемпинга в давние годы стояла одноименная деревушка, через которую проходил караванный путь от побережья во внутренние, горные районы страны, куда вьючным образом доставлялись необходимые товары. Вот по этим древним путям и проложены сейчас основные туристские тропы, радиально расходящиеся от кемпинга.
Мы обосновались за речкой в своей палатке «Ред фокс» питерского «разлива» (фото 9), рядом с социальным блоком, где размещалась кухня-гостиная со стандартным набором услуг: холодной водой из крана, туалетом типа «люфт-клозет», умывальниками, а главное, крышей над головой на время еды. Весь палаточный городок при кемпинге «гужевался» вокруг этого домика. В нем можно было приготовить себе на двух электроплитках горячую пищу, а если плитки заняты, запалить свою газовую горелку и сделать то же самое, но побыстрее. Такие условия проживания стоили 100 норвежских крон (НОК) за ночь за палатко-место. В столь прохладное время условия были, прямо скажем, спартанскими. Отогреваться и предаваться роскоши цивильной жизни мы ходили по вечерам в кают-компанию основного здания, где за чашечкой кофе (за 15 НОК) можно было сидеть в удобных мягких креслах, любуясь горной осенью через огромную стеклянную стену. По всему чувствовалось, зима придет буквально со дня на день. Казалось, сам воздух пах подступающей зимой. В то же время, окружающие виды радовали нас сочетанием сдержанно-блеклых и особо ярких красок, оставшихся в наследство от минувшего лета (фото 10-13).


Фото 10.Первый выход

     
Фото 11. Краски осени          Фото 12. Поцелуй норвежской осени


Фото 13. Предзимье в долине

Фото 14. Брусника Норвегии

У нас получилось 4 полноценных ходовых дня, причем, каждый день мы выходили от кемпинга в разные стороны, крестообразно (фото 14-16).
К ночи возвращались на базу, в свою уютную маленькую палатку, которая отлично себя проявила под ветром и дождем (а этого было предостаточно каждый день). Ни одной протечки! Пять баллов. По ночам нас согревали пуховые спальники, и жизнь, казалось, на данном отрезке вполне удалась!





Фото 15. Обед под дождем


Фото 16. Узоры осени

Чем еще запомнился кемпинг, так это множеством детей лет 10 - 14, которые под руководством взрослых мужчин-инструкторов проходили тут горную школу. Они, вне зависимости от погоды, каждое утро после завтрака становились в строй перед кемпингом, с рюкзаками и в отличной экипировке, и все затем уходили в горы на занятия, до обеда. Мы их несколько раз встречали во время наших выходов. То они отрабатывали страховку, то занимались лазанием на невысоких скалах, то слушали какие-то лекции, сидя полукругом напротив инструкторов. Вот так выковывается норвежский характер в детях современной компьютерной цивилизации! – сделали мы вывод.

4. Восхождение
23 сентября мы с Мирой решили сходить на вершину Галдхопигген, 2469 м. По описанию, от кемпинга это занимает пути 4 часа туда и 2,5 часа обратно. Гора стоит прямо над кемпингом и к ней ведет не просто маркированная тропа, но что-то типа Бродвея – по утоптанности и однозначности. Ночь накануне восхождения принесла первый морозец – проснулись мы уже в зиме. Шел негустой снежок. Под ногами хрустело. Но главное, путь вверх просматривался хорошо! Здоровье было еще в наличии и в достатке. Ну, мы и пошли… Причем, впереди нас на час раньше вышла группа норвежской молодежи, по виду, студентов, человек 50, в отличной экипировке, с уверенными молодыми инструкторами. Они приехали с утра прямо снизу на шикарном автобусе, и с веселым гомоном устремились мимо нас вверх, пока мы завтракали и собирались на выход.
Фото 17. Маркировка

Где-то в полукилометре над кемпингом мы вошли в облака и дальше путь выглядел плаванием в молочной пелене то более, то менее плотной, в русле маркированной тропы. Несмотря на туман и постоянно идущий густеющий снег, маркировка тропы (красная буква Т на серых камнях с регулярностью 50 – 100 м, фото 17) была хорошо различима.
А что будет, если облачность сгустится и снег пойдет валом? Этот вопрос стал неотвязно донимать сознание… Хотя, шлось хорошо, даже приятно, в графике. Между тем, снег на тропе и между камнями уже стал доходить до щиколотки, а то и по колено, он стал морознее и суше, появились под ногами его завихрения и вьюжные хвосты .







Фото 18. Погода не очень

На гребень, ведущий к промежуточной вершине Кейлхаус (2372 м) мы вышли через 4 часа от начала движения, догнали норвежскую «альпиниаду», и еще через полчаса достигли макушки Кейлхауса (фото 19).


Фото 19. На вершине Кейлхаус

Угостили там четырех девушек-студенток, подвернувшихся под горячую руку и не успевших от нас убежать, шоколадными конфетами «Ласточка» петербургской фабрики им. Крупской. Подумали-подумали и… решили идти обратно. Толкаться с норвежскими «паломниками» еще полчаса до Галдхопиггена на хотелось, тем более, что вниз потом пришлось бы брести промежду ними, а это нам как-то не глянулось. Да и морозец наверху был уже, по ощущениям, около -10С. В общем, мы туда-сюда прикинули и двинулись вниз.
Через час нас настигли муки голода и мы стали привалом в мульдочке, защищенной от ветра, достали газовую горелку фирмы «Примус» и по-быстрому сварганили кипятку для супа и чая. Тут мы оттянулись с-полчаса, хорошо перекусили и дождались студентов, которые стали проходить мимо нас по тропе на спуск, систематически отказываясь от нашего угощения чаем. И что удивительно, среди ребят мы вдруг увидели парнишку, который очень неуверенно двигался в сопровождении двух гидов – парня и девушки. Когда он поравнялся с нами, по его движениям мы поняли, что он инвалид, и скорее всего, после ДЦП... Тут мы еще больше зауважали норвежский подход к воспитанию молодежи в горных походах: надо не только себя любимого донести до вершины и назад, но и помочь более слабому почувствовать себя человеком, проявить и укрепить себя как личности! До лагеря было еще около часа ходу, и этому парню явно не хватало для опоры и устойчивости трекинговых палок, которые были у нас с Мирой. В общем, в отличие от чая, мою пару палок они приняли с благодарностью, пообещав оставить их внизу у нашей палатки. В кемпинг мы возвратились часам к четырем пополудни изрядно уставшие, влажно-мокрые, а здесь нас ждала уже настоящая зима – насыпало снега, хотя было и не очень морозно, около нуля.Хорошо, что в кемпинге работала отличная сушилка – комната с тепловентилятором и змеевиками горячей воды, где вся мокрая одежда и обувь высыхали буквально за пару часов (фото 20)!

Фото 20. Сушилка

5. Послесловие и послевкусие

Фото 21. Глиттерхейм

На следующий день мы совершили еще один памятный поход - в соседнюю долину Глиттерхейм, через каменистое горное плато, по которому бегали живые горные куропатки, а еще через день уехали вниз (фото 21). На этом горные походы 2009 года в Норвегии для нас закончились. По пути мы снова заглянули в город Лом, посетили горный музей, где познакомились с историей горовосхождений в этом районе (фото 22, 23).
И уже на выходе я решил купить значок на память о посещенном месте. Подошел к стенду и рядом с небольшим круглым значком (фото 24) увидел трогательную надпись, от которой просто обалдел: «Вершина Галдхопигген, 2469 м, высшая точка Норвегии». Тут нас с Мирой настигла немая сцена: мы были в получасе ходу по простой тропе от высшей точки страны, не догадываясь об этом, и повернули вниз!!! Олухи, короче. В общем, осталось послевкусие конфетки, пронесенной мимо рта…

     
Фото 22-23. Так норвежцы ходили на горы в 19-м веке


Фото 25. Рыбак

Пришлось искать утешения в рыбалке у деревни Бйорке, куда мы совершили четырехчасовый переезд по дождливым дорогам и перевалам, раздвигая бампером стада коз, периодически забредающие на дорогу.
Но о рыбалке в Норвегии (фото 25 – 27) я вам расскажу как-нибудь отдельно, ибо это тема, достойная особой повести!








     
Фото 26. Мира рыбачит     Фото 27. Первый улов

Валерий Ременюк



На верх страницы